Форма входа



Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Однако вернемся к тому, как я сам стал военным. Интересная штука получается. С одной стороны, мне это словно на роду было написано, а с другой — все могло сложиться иначе.

— Как это?

— А вот как. Собирались мы поступать в училище вместе с братом Евгением, и вдруг призывают меня на четырехмесячные сборы. Поехал Евгений в кавалерийское училище один. Держит экзамены и каждый день — к комиссару училища Ибатурину: вызовите, дескать, брата. Уговорил. Да пока я приехал, экзамены и кончились. На один день всего опоздал. Пошли к Ибатурину, тот утешает: ничего, мол, страшного, приезжай на следующий год. Не выйдет, отвечаю, по возрасту не пройду. «А твердо решил офицером стать?» — «Да я,— говорю,— для себя другой профессии и не представляю». «Ладно, сдашь экзамены в порядке исключения». Написал я диктант, решил задачки по математике. Через день-другой вывесили списки: меня приняли, а брата — нет. Теперь уж я за него пошел хлопотать. Комиссар объяснил: нехорошо, дескать, когда два брата вместе учатся — семейственность получается. «Но это,— говорит,— не беда. Я с другим училищем связался: примут там твоего брата».

— А все же, положа руку на сердце, не жалеете, что не стали учителем?

— Как это не стал? Офицер — в первую голову учитель. Солдатами не рождаются. Из вчерашнего пацана растят умелого бойца командиры. Мне, например, очень повезло в армии: мои наставники старались научить меня не только саблей махать, но прежде всего думать. Да вот вам хотя бы такой пример.

В тридцать первом году с ускоренным выпуском направили меня в кавалерийский полк. Через какое-то время вызывает комиссар Курмоярцев. «Командир ты,— говорит,— хороший, а говорить не умеешь». Правильно подметил. Это я сейчас разговорчивый стал — за восемьдесят два года жизни «натренировался». А тогда — слова не вытянешь. Так вот, дает мне Курмоярцев приказ: через

неделю выступить в клубе с сообщением о международном положении. Приказ есть приказ, начал готовиться. Перечитал газеты, журналы. Перед дружком своим, взводным Ваней Куксовым каждый вечер «оттачивал» будущую речь. Наконец, пришел назначенный день, собрались в клубе красноармейцы. Начальник клуба объявил: сегодня демонстрируется такая-то кинокартина, а перед ней о международных делах расскажет командир взвода Гусаковский. Вышел я — и как в омут провалился: ничего дальше не помню. Спустился со сцены весь мокрый, думаю: сколько же часов я выступал? Подходит Курмоярцев: «Молодец, прирожденный оратор. Все международные новости за семь минут пересказал». И еще пять раз заставлял он меня выступать, но добился своего: начал я слова в предложения связывать. Ну, разве он не был для меня учителем?

— Убедили. Теперь, с вашего разрешения, перенесемся из тридцать первого года в сорок первый. Если не ошибаюсь, войну вы встретили уже не кавалеристом, а танкистом?

— Да, незадолго до того прошел переподготовку. Первые бои — под Ельней. Первая награда — медаль «За отвагу». В те дни наградами не баловали, поэтому горжусь этой солдатской медалью не меньше, чем самыми высокими своими орденами... Тяжелые бои были, много хороших хлопцев там осталось. Когда Ельню взяли, из командирского состава танкового полка в живых оказалось всего шестнадцать человек... Тут пришел приказ: отправляться нам, танкистам-командирам, в Москву. Приехали, выдают мне предписание: направляетесь, как начальник штаба полка, на учебу в танковую академию. Я предписание — на стол: не поеду. «Да вы что, смеетесь,— говорю.— Какая учеба? Война идет». Мне отвечают, что полки сейчас не формируют, поэтому должности для меня нет, и вообще — приказ есть приказ. Я на своем стою: хоть взводным — лишь бы на фронт. И добился-таки своего: назначили начальником штаба отдельного танкового батальона.

— А как с утверждением, будто плох тот солдат, который не мечтает стать генералом?

— На войне надо быть там, где ты нужнее всего. Где больше от тебя пользы. А ежели ты уверен, что находишься на своем месте, то и от лестных предложений легче отказываться. К слову сказать, оно иной раз и пользой оборачивается. Я вот один забавный эпизод вспомнил.

Продолжение

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить