Форма входа



Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

В ноябре сорок первого наш только что сформированный отдельный батальон бросили под Тулу. Выгружаемся мы с эшелона, вдруг вызывает меня генерал Волох — он в то время занимался формированием танковых войск. Знакомы мы были еще по довоенной службе. Вызывает, значит, и предлагает идти к нему начальником управления. Должность полковника, а я, между прочим, капитан. Лестно? И все-таки отказался: куда батальон — туда и я. Рассердился Волох, а потом рассмеялся: «Шут с тобой, оставайся комбатом. Может, из техники чего-нибудь подкинуть тебе?» «Хорошо бы,— отвечаю,— хоть несколько тяжелых танков». И что вы думаете, передал он батальону две роты танков КВ — их фашисты здорово боялись.

— Перед нашей встречей я просматривал военные подшивки «Красной звезды» и нашел несколько статей, посвященных вашему батальону и бригаде, которой вы командовали с сорок третьего года и до Победы. Такое впечатление, что под вашим началом собрались храбрец к храбрецу. Может, каких-то особенных людей отбирали?

— Не столько я отбирал, сколько сама война. Помню, формировали мы батальон. Приехал я в резервный полк с представителем особого отдела. Особист предлагает: давай возьмем список и с каждым основательно потолкуем. «А стоит ли? — говорю.— Лучше я по-своему проверю». Выстроил полк: «Кто хочет в танковый батальон, который через две недели вступит в бой,— два шага вперед!» Столько людей вышло — на три батальона хватило бы. Многие в бинтах — еще не долечились. И ни разу мне не пришлось потом раскаяться в своем методе отбора: не было среди ребят ни подлецов, ни трусов.

— Выходит, не зря про ваших танкистов ходили на фронте легенды?

— Это какие же такие легенды, любопытно узнать?

— Ну, к примеру, как реку по дну переходили.

— Какая же это легенда? Было такое. Перед началом Висло-Одерской операции собрал Жуков командиров передовых отрядов. Моей бригаде дал приказ: форсировать реку Пилица, приток Вислы, и захватить тыловые рубежи противника.

Усилили бригаду самоходками и артиллерией. Дело за малым: реку преодолеть. Лед артиллерию выдержал — переправили на другой берег. А танки лед не держит. Брод искать — времени нет. Как быть? Замазали все щели в машинах суриком, саперы взорвали лед — и пошли танки в воду. Командиры сверху, из башен выглядывают, механикам команды подают: направо,

налево, прямо. А механики вслепую ведут. Переправились, захватили плацдарм. Какая же легенда? Этот случай в военных учебниках описан, с него началось подводное вождение танков.

— Пытаюсь представить, Иосиф Ираклиевич, каким командиром вы были. Суровым, жестким? Слышал как-то ваше выступление на одном из совещаний по военно-патриотическому воспитанию подростков и создалось впечатление: вы за требовательность во всем — в большом и малом.

— Требовательность — не самоцель. Надо знать, что требовать от ребят. Трудолюбия — да, дисциплинированности — да, умения переносить невзгоды — обязательно. А мы подчас вообще ничего не требуем. Родители детей жалеют: они, дескать, от занятий устают, им отдохнуть надо. Школа жалеет: как

бы не перегрузить знаниями. Три месяца, целое лето отданы безделью! А разве не безобразие, когда в пионерлагерях предусмотрены должности уборщиц? Неужели ребята не могут сами помыть полы? А во многих ли школах есть столярные и слесарные мастерские? К сожалению, далеко не везде.

Или возьмем физическое воспитание. Разные секции — это хорошо, но мало. Каждому городскому микрорайону, каждому колхозу или совхозу нужен стадион, пусть небольшой. Наши же архитекторы, похоже, обеспокоены тем, как бы внешний вид улицы не испортить. Ко мне не так давно обратились из одной школы: помогите «пробить» стадион. Решили — что могут, сделают ребята сами, что им не под силу — возьмут на себя шефы-военнослужащие. Но районный архитектор сказал «нет»: пустырь ему возле школы нравится больше стадиона.

Продолжение

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить