Форма входа



Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Лишние билетики? Сколько угодно!

Сам тот факт, что вы задали мне такой вопрос — «всегда ли?», говорит о сомнениях на этот счет. Отвечу без обиняков: не всегда! Более того, слишком часто выступления театра в сельском Доме культуры приносят разочарование обеим сторонам — и зрителям, и нам, актерам. Вполне понятно, что вы хотите выяснить: почему так происходит? Но только на этот короткий вопрос я не могу ответить столь же коротко, указав одну только причину. Потому что нет одной причины, есть много разных.

Но прежде, разрешите, несколько слов о том, что собой представляет наш театр. Как видно из названия, он призван обслуживать жителей столичной области. Причем не менее пятой части спектаклей мы показываем сельскому зрителю. Существуем мы уже более полувека: областной драматический театр появился на свет в 1935 году на базе студии Московского Художественного театра. Нашим «добром гением» была народная артистка СССР Вера Николаевна Пашенная. Одна из первых ее постановок — пьеса К. Тренева «Любовь Яровая» — открыла героика-патриотическую страницу в репертуаре театра. С первых же дней на его сцене и пьесы А. Н. Островского. Недаром же театру было присвоено имя замечательного драматурга.

Классическая драматургия соседствует в нашем репертуаре с произведениями современных авторов: А.Вампилова, И. Дворецкого, В. Шукшина, В. Распутина, А. Дударева... Таким образом, нам есть что предложить зрителям с разными вкусами и запросами.

В труппе театра немало хороших, ярких актеров. Не раз они становились обладателями почетных дипломов на ежегодных фестивалях искусств под девизом «Театр — селу».

И тем сильнее досада, когда видишь, приехав в село, что местные руководители, работники Дома культуры, ничего не сделали, чтобы сельчане испытали радость встречи с настоящим искусством, чтобы опытный профессиональный коллектив мог показать все, на что способен. А ведь именно к полной отдаче он и стремится.

Ну, представьте себе такую, например, картинку с натуры.

Зимний день. В село въезжает автобус и останавливается возле Дома культуры. Продрогшие в дороге актеры спешат в помещение, чтобы успеть до начала спектакля освоиться на новой для них сценической площадке, загримироваться, переодеться, «войти в роль». Но в каких условиях это происходит...

В здании грязно, холодно, так что отогреться негде. Маленькие и тоже холодные гримерные (почему-то в большинстве типовых проектов клубных помещений последнего времени вообще отсутствуют гримерные). Сцена технически оснащена из рук вон плохо. Радиоаппаратуры нет, световая аппаратура — скверная. Часто вовсе нет занавеса. Зал... Правильнее было бы назвать его большой холодильной камерой. Сидеть в нем можно лишь в платках, шубах, валенках. А каково актерам играть при чуть ли не минусовой температуре — в легких платьях, летних рубашках, если того требует пьеса.

Нередко после спектакля к нам подходят сердобольные зрительницы: «Ох вы, сердешные... Не простудиться бы вам у нас. Мы-то вон как закутаны, а вы, бедные...» Конечно, сочувствие трогает. Но возмущает безобразное отношение местных властей к очагу культуры. Кому он нужен, если туда даже заходить не хочется! Не случайно же играть в таком зале нам приходится лишь перед немногими энтузиастами, перед теми двумя-тремя десятками человек, которые либо уж очень любят театр, либо просто не знают, как «убить» вечер.

Но и по теплому времени года, увы, для нас не редкость почти пустой зал. В чем дело? А людям, выясняется, не объявили о приезде театра: незачем, мол, отвлекать их от неотложных дел в поле, на ферме. Решили за них, тем более что так проще, чем оповещать, писать афиши, организовывать рекламу... Мы стараемся доставить людям возможность содержательно отдохнуть — ведь это им необходимо, особенно в напряженные дни страды. Специально' такие спектакли подбираем, чтобы не заняли более полутора-двух часов. И играть готовы как угодно поздно, начинать хоть в 9 или 10 часов вечера. Но опять зал пуст более чем наполовину. Мы, конечно, все равно играем. Пусть сидят 15—20 человек — играем для них так же, как и в переполненном зале. Они же не виноваты, что другие просто-напросто не знали о спектакле. Или никто не позаботился о транспорте, чтобы привезти, а потом развезти по домам тех, кто живет в отдаленных деревнях.

И никого не волнует, что актеры проделали неблизкий свой путь практически напрасно. Что потратили немалые государственные средства. Между тем показ спектакля обходится нам в среднем в 800 рублей. А если в зале 20 человек — то можете себе представить, какой «доход» мы получили. Но, в конце концов, это не главное. Самое обидное, что оказались напрасными волнения и старания большого творческого коллектива, и мало кто смог увидеть нашу работу. Не состоялся «урок прекрасного», урок воспитания искусством. И виноватых вроде бы нет. Никто не отвечает за сорванный по существу спектакль — ни руководители клуба или хозяйства, ни районный отдел культуры...

Кому не известно знаменитое: «Театр начинается с вешалки!»? К сельскому Дому культуры это относится самым непосредственным образом, хотя вешалки, как правило, там вообще нет. Было бы помещение натоплено, был бы устроен, хотя бы временно, гардероб, чтобы люди могли снять пальто, надеть туфли, войти в зал в красивых платьях и костюмах, почувствовать себя нарядными в этот вечер, испытать удовольствие еще и от этого! А в фойе перед началом спектакля и в антрактах играла бы музыка, на столах стояли бы самовары, и можно бы согреться чаем с печеньем или баранками да посмотреть выставку работ театрального художника, поговорить с актерами. Такой вечер стал бы настоящим событием, верно? И никаких особых затрат не требуется, только позаботиться о чистоте, уюте, тепле. Остальное сделает театр, для которого и радостно, и ответственно — выступать перед теми, кто нелегким трудом кормит страну.

Эх, побольше бы заинтересованности в сотрудничестве с театром со стороны местных работников, и дело бы пошло намного успешнее!

Не подумайте, что мы не видим и других причин сдерживающих это сотрудничество. У театра сильный конкурент — телевидение. Голубой экран позволяет ныне в деревне увидеть лучшие спектакли знаменитых театральных коллективов. При этом не надо выходить в морозную темноту улицы, тащиться по грязи в ДК, который расположен совсем не под боком. Можно сидеть на мягком диване и попивать горячий чаек в натопленной избе. Однако не может у живого человека, тем более молодого, не возникать потребности и в люди выйти, вырваться из домашних стен,— как бы ни держало домашнее подворье да дети (а их мы тоже приглашаем в театр!), увидеть въявь театр в непосредственной близости. Конечно, эту потребность можно в себе постепенно совсем заглушить, если никто этому не противостоит, никто не будоражит, не стремится разнообразить твой досуг, если никто и не пытается время от времени отрывать от телевизионного экрана, оживлять культурную жизнь села. Даже в тех случаях, когда гора, что называется, сама идет к Магомету...

Ну а теперь пришло время сказать и об ответственности за такое неблагополучие самого театра, о наших, так сказать, внутренних проблемах.

Очень мешает нам отсутствие постоянного помещения, то есть репетиционной базы, мастерских. Смешно сказать, но порой администрация театра не знает, где, на какой площадке назначить место завтрашней репетиции. Надеемся, что с вводом в строй здания областного театра, которое сооружается в одном из районов Москвы, эта проблема будет наконец решена.

А пока мы — театр на колесах. Чуть ли не ежедневно по нескольку часов проводим в дороге, однако не имеем хорошего автотранспорта. В автобусах холодно, неуютно, а ведь актеры должны буквально с ходу включаться в работу на сцене. Немало хлопот доставляют частые поломки машин — мы ведь ездим не по автострадам. Порою график выездов под угрозой из-за сложностей с горючим. В общем, хотя и говорили древние, что искусство требует жертв, я не думаю, что такие жертвы, как у нас, требуются искусству.

А между тем по плану мы должны сыграть в год 460 спектаклей, из них, как я уже говорил, не менее пятой части — в селах области. И обязаны поставить четыре новых спектакля. Таково «громадье» наших планов. Оно, признаюсь, отнюдь не вызывает у нас гордости. Думаю, тут полезнее бы следовать другому принципу — лучше меньше, да лучше. А гигантоманию тех, кто планирует нашу работу, давно бы надо пресечь как неразумную и вредную, ведущую к растранжириванию ресурсов и снижению качества театральных постановок.

Очень несложно показать, как выглядит на практике запланированное театру обязательное количество спектаклей в пересчете на один рабочий день — с учетом отпусков, репетиционного периода. Получается, что в день мы должны играть по 2,5 спектакля. Иными словами, нам остается непрерывно колесить по городам и весям, чтобы выполнить план. Тут, как вы понимаете, уже не до качества! Ну кому, скажите, нужна эта погоня за «валом»? Уж во всяком случае не зрителю, ради которого мы работаем.

Существующее планирование плохо учитывает специфику нашей работы на селе. Знаете, сколько зрителей в зале (в среднем на каждом спектакле) нам предписывает иметь «его величество» план? 518! А как я уже показал, бывает, что играем для двух-трех десятков человек, и нередко. Вообще-то вы много видели помещений в сельских Домах культуры, которые бы вмещали 518 человек? По нынешним временам во многих селах, которые не считаются такими уж малонаселенными, просто физически нет столько жителей-зрителей, разве что нужно считать и грудных младенцев, и немощных стариков. Откуда же столь «объемные» нормативы? Они нам достались из давно прошедших времен, были выработаны несколько десятилетий назад, когда демографическая ситуация в деревне была совершенно иной. Миграционные процессы не шли тогда так бурно. Другим был и уровень общего развития. Наконец, не было телевидения! Так не пора ли пересмотреть устаревшие нормативы, привести их в соответствие с реальной действительностью?

Какая посуда нужна на кухне?

Одежда для детей из Европы

Газификация домов в Москве и Московской области

Выбор аккумулятора на Audi

Качественная детская одежда оптом

Свадьба в Турции Покупка ms sql server

Купоны на скидку Установка ГБО

Экскаваторы Нижневартовск

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить