Форма входа



Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Что ни говорите, а в сороковых годах общепиту жилось лучше. В каждом мало-мальски приметном селе, а то и в деревне на перекрестке проселочных дорог стояла чайная. У коновязи непременно десятка полтора лошадей, хрумкающих сено, поодаль — пара грузовиков. Возницы и шоферы конечно же там, в чайкой.

Помню, зайдешь внутрь и попадаешь в какой-то особый мир доброжелательных людей, давно друг друга знающих, но порядком не видавшихся. Ты мог сесть в укромном уголке, взять пару стаканов чаю и чего-нибудь перекусить, а заодно без спешки узнать массу местных новостей. Кто на ком женился, кто из армии вернулся, кто поставил новый дом, где сняли председателя и за что... И хоть нередко все, о чем говорилось, не имело к тебе никакого касательства, ты вдруг обнаруживал, что внимательно прислушиваешься. Мало того — сопереживаешь. Ну ровно в театре или в кино. И другое не раз я замечал: из деревенской чайной уходил каким-то подобревшим. Такова уж магия непринужденного человеческого общения.

Говорят, все, что ни делается, к лучшему. Возможно, оно и так, однако нет правил без исключения. Во всяком случае, исчезновение из сельской жизни чайных к положительным переменам никак не отнесешь.

Я часто бываю в родном своем Брынькове. Есть такое село в подмосковном Рузском районе, одном из красивейших на Среднерусской возвышенности. В полукилометре от Брынькова стоит деревня Сытьково. Волею всяких перекроек небольшая прежде деревенька стала центром совхоза «Октябрьский». Появились тут двух- и четырехэтажные дома, громадная контора, гараж, мастерские, филиал районного Дома быта, детский сад, магазин и столовая. О ней-то я и хочу рассказать.

Поначалу заявила она о себе самым прекрасным образом: кормили вкусно, сытно, относительно разнообразно и недорого — сказывалась дотация совхоза.

Даже инспекторы ГАИ ездили обедать только в Сытьково, а уж им-то лучше других известно, где как кормят. Вскоре, однако, эта популярность стала бить по совхозному карману: дотации становились накладными. И потому перешли здесь на обслуживание по простенькой формуле «талон — обед». Надо сказать, эта формула, придуманная неизвестно где и кем, распространилась чрезвычайно широко. В двух словах ее суть. Рабочий совхоза или колхозник приобретает в конторе либо профкоме пятидесятикопеечный талон и обменивает его в столовой на обед. В страду подваливает народ из города — тогда «оталонивают» и шефов.

В пределах полтинника не шибко разгуляешься. Поэтому повара не идут дальше стандартной схемы: борщ — котлета — компот. Возможны варианты: например борщ заменяют вермишелевым молочным супом, котлету — гуляшом, компот — стаканом какао. Но от смены «слагаемых» стоимость обеда не меняется. Продолжение

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить