Форма входа



Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Крепко сбитый, порывистый. По образованию механик, начинал бригадиром, потом стал начальником цеха растениеводства. Смелостью и предприимчивостью сполна оправдывал свою фамилию: она ведь, надо полагать, от глагола «деять» — то есть делать. Эти черты в нем подметили, поэтому и выдвинули на пост председателя профкома. Деев, как мне кажется, со своим характером набьет себе здесь еще немало шишек. Впрочем, он к этому готов...

Не мог Деев смириться с тем, что совхозная столовая вечерами глядит на мир черными глазницами окон? Ясное дело, нет.

— Света,— обратился он однажды к молодой поварихе Кравчатовой,— могла бы ты испечь сотню пирожков со сладкой начинкой?

— Какие вопросы, Виктор Владимирович! Хоть я, хоть любая из поваров — у всех пятый разряд. Дрожжей только нету.

— Дрожжи достану. А вот пожертвовать субботним вечером ты могла бы?

— Могу, а в чем дело-то?

— Да понимаешь... Вот вы, молодые, готовы хоть каждый вечер в клуб на дискотеку ходить, а куда деваться семейным? Давай-ка организуем чай, накроем столики белыми скатертями. Посмотрим, что получится... А вы, Татьяна Мареевна, не согласитесь взять на себя роль хозяйки? — обратился Деев к уборщице Гришковой.

Мареевну в Ново-Волкове знают и, пожалуй, любят все. В свои пятьдесят четыре выглядит она удивительно моложавой. Ведь уже троих внуков имеет, а на смуглом лице ни единой морщинки. Улыбнется — зубы сияют. Глаза неизменно излучают доброту и приветливость. Знал Деев, что она согласится с его предложением.

В субботу взял он «тридцатку», съездил в Рузу и закупил мороженого. Это был козырь, на который он рассчитывал. Местные ребятишки сразу прознали, что в столовую привезли мороженое, но продают лишь тем, кто с родителями придет, и помчались по домам: «Пап, мам, скорее, а то все разберут». Через полчаса столовая напоминала гудящий улей. А уже и скатерти на столах, и чай готов с пирожками. Мареевна со Светой быстро освоились с новыми ролями гостеприимных хозяек.

— Ну, Виктор Владимирович, здорово ты нас «купил» через детишек,— улыбались гости.— А что, может, и завтра что-нибудь такое устроишь?

— Обязательно. И теперь так будет каждую субботу и воскресенье.

В следующий раз в «семейном клубе» появились шашки и шахматы, с небольшой веселой программой выступили самодеятельные артисты. Начинание стало набирать силу. А перед Деевым замаячили новые заботы. Украсить стены хорошими картинами, приобрести чайные и кофейные сервизы («не играет» пятикопеечный стакан на белой скатерти), достать автомат-кофеварку. Понадобился самовар — негоже гостей из котла чаем поить. Но нет больших самоваров в продаже... Нет и сухого льда для мороженого... И с дрожжами для пирогов — загвоздка. Перекрывая «клапан» самогонщикам, их вообще изъяли из продажи. Деев ездит в зверосовхоз: чернобуркам и песцам идут дрожжевые добавки в рацион. Случаются излишки — зверосовхоз выручает, но ведь это все до поры до времени...

Слушаю сетования Виктора Владимировича и неожиданно понимаю: а ведь все эти хлопоты для него скорее радостные, чем огорчительные. Старается-то для своих людей, чтобы не было им скучно, чтобы жилось лучше. И думаю: ведь можно же превратить «котлопункт» в семейный клуб. Не так уж это и сложно. Что для этого нужно? Деевы нужны, то бишь деятельные люди. А они есть везде.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить